Онлайн-заказ билетов на сайте perm.kassy.ru

Отзывы

Юлия Маринова -  театральный критик г.Москва.

Знакомство с пермской «Новой драмой» по всем законам жанра началось с конфликта. Впрочем, если быть точной – не с «Новой драмой», а с театром «Код» под руководством Марины Оленевой. Предлагаемые обстоятельства способствовали . Зачарованная природа весеннего Щелыкова ,соловьи, соловьи и еще сорок пять видов влюбленных сладкоголосых птичек  , пьяные от воздуха, атмосферы и прочих радостей участники театрального фестиваля «Успех» … Три-четыре-пять спектаклей в день, обсуждения далеко за полночь… подробные и вполне доброжелательные. И вдруг среди всего этого майского душеподъемного гомона – особая «птица», иной стаи и стати – пермская «Чайка»! Эксцентричная, острая , провокативная, смешная, эротичная - да, но где же тут Чехов, господа?!  Марина Оленева в тот вечер буйного «разгрома» ее спектакля не дошла до рукоприкладства ( а, может, и стоило отвесить самодовольно слепым критикам пару подзатыльников – чтобы глаза раскрылись!), но презрение профессионала, режиссера, педагога к «подслеповатому» жюри было очевидно... Да вот так – иногда любовь начинается с неприятия и презрения.  Я влюбилась первая. В удивительный «Август», который часть жюри смотрела тайком от особо травмированных пермским Чеховым  коллег(как тут не вспомнить монолог по поводу частей в спектакле «Облом-of»!) В Женю Пеккера- Обломова – человека не экипированного для жизни, детского человека, трогательно складывающего ладони треугольником над головой – «я в домике»… В гомерически смешные, подробные , нежные ,полные самоиронии «Пеньки», элегантно и экстравагантно  вырубленный из «Леса» А.Н.Островского… В мальчишек, за пятнадцать лет превратившихся в мужей . В красавиц-умниц девочек… В неожиданность и нетривиальность смыслов в каждом спектакле…. В «Чайку» в конце концов! Марина – мое любимое имя. С детства. И до сих пор я уверена. что не бывает Марин обыкновенных. Каждая – особая. Вот и Марина Оленева – тоже из этих, особых, особенных, целый и цельный мир в себе несущих, радостно миром этим делящихся. Я ее люблю. Люблю ее театр, превратившийся из маленького, но гордого и талантливого «Кода» в профессиональную, своеобычно живущую, по-прежнему отважную  «Новую драму». И скучаю…

29.09.2017

Ирина Горбунова - Пресс  секретарь  Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко

Я отлично помню впечатление от первого, увиденного мной  спектакля Вашего театра. Это была «Чайка» на фестивале в Щелыкове. И это был ТЕАТР. Он был живым, искренним современным. Он заставлял радоваться, злиться, плакать… Со-переживать. Потом были  «Август»,  «Три сестры», «Обломoff». И я поняла, что нашла свой театр. Скажем, тот тип театра,  в котором сочиняли Анатолий Эфрос и Петр Фоменко. И я совсем не боюсь сейчас вспоминать эти великие имена. В Вашем театре есть самое ценное для меня: я не только переживаю вместе с персонажами на сцене, я не только их слышу и вижу; я с ними думаю, я с ними молчу. Я смотрю на сцену, а они, кажется, на меня – и это уже диалог. Все то, что есть личного в театре, личного для зрителя: атмосфера, какие-то особые только тебе ведомые, тобой ощущаемые флюиды, твои герои – все это я нашла в Ваших спектаклях.  И всегда на сцене – не просто артисты, всегда команда, всегда студийность в высшем смысле этого слова, когда все свежо и ново, когда все – словно одна генерация, одно поколение, а вернее – люди одной группы крови. Если бы  меня попросили назвать десять любимых спектаклей, то выбирая среди огромного множества спектаклей, виденных мной в разных театрах, половина в этой десятке были бы спектакли пермской Новой драмы. Спасибо Вам и Вашему театру!

29.09.2017

Светлана Шабурова — зритель.

Театр. Каждый выбирает то, что ближе его душе: пьесы классиков или современные трагифарсы, завораживающий балет или величие оперных арий. Это как параллельная Вселенная. Вот только что ты жил своей жизнью, но началось некое действо, и зыбкие границы реальности разрушены. Ты словно попал в другой мир. Мир, в который странно прийти только в поисках развлечений и зрелищ. Что-то тронет сердце, заставит задуматься, восхитит, подтолкнет к размышлениям…
Настоящий театр не вопрос размера зала, количества зрителей и гонки за репертуаром. Гораздо важнее, как изменится зритель, что унесёт с собой, захочет ли вернуться. Новая Драма – особый театр, в который, попав однажды, хочется приходить снова и снова. И дело не только в камерной обстановке, где возможен прямой зрительный контакт с актёром; не только в превосходной, потрясающей игре артистов, когда, погружаясь в сюжет, забываешь обо всём; не только в удивительном умении казалось бы из ничего, из минимума декораций, выстроить всю сложность образов. Гораздо важнее, на мой взгляд, умение преподнести всем известные сюжеты и героев с неожиданной для зрителя стороны, удивить, найти во всём свой особый стиль, своё прочтение.
Каждый раз, с замиранием сердца переступая порог этого небольшого уютного зала, не знаешь, что за чудо произойдет сегодня. Это хрупкое здесь и сейчас, которое, повторяясь, все же будет всегда иным и новым, непредсказуемым, всегда разным. Как нельзя дважды войти в одну реку, так и невозможно побывать на двух одинаковых спектаклях. Театр постоянно меняется, ищет новые образы, живёт и развивается. Излишне тут говорить, что за великолепную игру актёров, за яркие, непредсказуемые режиссёрские находки зрители платят театру большой любовью и восхищением и возвращаются снова и снова."

Александра Никитина — театровед, кандидат искусствоведения.

"Странно представить: я знаю театр «Новая драма» 20 лет — с 1995 года! Правда, тогда он назывался иначе. Но это был тот же театр — острый, неожиданный, всегда очень современный и бесстрашный.
Листаю газету «Маленькие негодники» глазовского фестиваля «Театральные ладушки»: Пушкин, Шекспир, Хармс. Женя Пеккер, Олег Степанов, Юра Кучинский были во времена этих спектаклей совсем юными, но уже невероятно яркими, цельными, дерзкими и очень разными. И было невероятно странно видеть, как такая уютная и домашняя с виду Марина Андреевна Оленёва управляется со своей мужской и весьма строптивой командой. Это удивляло и после, удивляет и до сих пор. Внешность режиссёра, её манера общения, такое женское и материнское излучение не даёт повода заподозрить в ней железную творческую волю, чутьё к языку авангарда, страсть к рискованному творческому эксперименту. Однако всё это и есть — режиссёр и театральный педагог Марина Оленёва.
Когда-то новизной, ясностью и актуальностью решения меня поразила «Чайка», потом вместе с Новой драмой я заново полюбила такого знакомого и, казалось, понятного «Дядю Ваню», после спектакля «Облом off» по пьесе М.Угарова мне казалось, что более яркого ощущения прорыва к новому смыслу классического русского мифа я уже не увижу. Но потом случился спектакль «Пленные духи» по пьесе Пресняковых, и стало ясно, что мифы русской культуры только начинают разрабатываться режиссёром и её умными и смелыми актёрами: Михаилом Шестаковым, Елизаветой Тарасовой, Константином Жижиным, Натальей Максимовских и другими.
Какое относительное понятие возраст! Возраст театра, возраст художника, возраст человека. Театр «Новая драма» и его руководитель взрослеют, мудреют, становятся всё более искушёнными в мастерстве, но старению они неподвластны. Голос живой жизни им всегда равно внятен."

Мамаша Кураж